«Славянский разлом»

Так без «призвания» персон типа Лжедмитрия I, без иностранных интервенций и чего-то подобного руками «православного» царя осуществились старые униатские замыслы. В начавшем проводить их в жизнь Никоне надобности уже не было: авторитетом восточных патриархов собор окончательно низложил его. Добавим: он не смог простить это Алексею Михайловичу и в то же время прощения у народа, над которым надругался, так и не попросил. В период царствования Фёдора Алексеевича Никона пусть и номинально пытались восстановить в патриаршем сане, чему помешала только его смерть. Несмотря ни на что, заслуги последнего в разгроме нашей церкви признали неоценимыми.

Вместе с тем необходимые уроки из дела Никона были вынесены. Ведь тот, хотя и выступил в роли тарана, по сути, всегда оставался для украинско-польской публики чужим мордвином. Поэтому вскоре после Большого собора на роль патриарха подобрали ещё одного любопытного кандидата. Иоаким (Савёлов) был этнически русским, поскольку ставить патриархом украинца по-прежнему опасались. Не имел никакого богословского образования, отбывал воинскую службу в Чернигове, где женился, к 35 годам овдовел и вступил на церковную стезю. В отличие от Никона он пообтесался в Малороссии, приняв постриг в Межигорском монастыре в Киеве. Затем вернулся в Москву, как представитель украинской школы возвысился до Новгородского митрополита. Когда Иоакима в 1674 году призвали на патриарший престол, то его канцелярию возглавил проверенный киевский монах Ефимий. Вместе они строго стояли на охране завоеваний церковной реформы.

В частности, нейтрализовали попытку сочувствующих ста-роверию изменить ситуацию, используя канонизированную в 1650 году Анну Кашинскую — жену Тверского князя Михаила Ярославовича. К её мощам с двуперстным сложением усиленно рекомендовали съездить новому государю Фёдору, в том числе его тётка Ирина Михайловна (старшая сестра умершего Алексея Михайловича тихонько симпатизировала сосланному Аввакуму). Однако патриарх Иоаким не допустил поездки, учредил комиссию для освидетельствования останков Анны. После чего церковный собор 1678 года решил запечатать мощи и исключить её из сонма святых.

133