«Славянский разлом»

Гонение на приверженцев старой веры — главное дело жизни Иоакима. С усердием выполняя программу Большого собора, он разработал целую систему репрессий против старообрядцев, изложенную в 12 пунктах особой инструкции, утверждённой затем государством. Закон требовал «возлагающих хулу» на святую церковь сжигать в срубе, а выявленных раскольников бить кнутом и высылать в дальние края, имущество конфисковать. Фактически впервые в российской церковной истории восторжествовал дух западной инквизиции.

Романовские историки не любят останавливаться на этих эпизодах, предпочитая больше говорить о борьбе патриарха Иоакима против «латинства» некоторых киевских деятелей, имевшего место во второй половине 1680-х годов. Но преувеличивать значение этого не стоит: здесь не было ничего принципиального, интриги велись за контроль над учебными заведениями, учреждёнными в это время. Отсюда жёсткие конфликты с Симеоном Полоцким и его воспитанником Сильвестром Медведевым. И хотя Иоаким преуспел в схватке, на деле это мало чего меняло. Ведь все они были едины в главном: в гонениях на староверов и на ислам.

Хорошо известны обличения Иоакима бесполезных для царства «проклятых злобожников татар», то есть мусульман, а об отношении патриарха и его окружения к раскольникам только что сказано. В этом они полностью смыкались с малороссийскими «братьями». Борьба между ними велась за право обслуживать формирующуюся прослойку колонизаторов, а также унижать и давить коренное население. Выходцы с Украины неизменно играли первую скрипку в этом «святом» деле. Например, когда в Киево-Печерской лавре приступили к изданию новосоставленных житий святых, то патриарха даже не поставили в известность, а его возмущение по этому поводу проигнорировали. Любопытно, что Иоаким не только проглотил обиду, но и мечтал быть похороненным не где-нибудь, а в Киеве и перед смертью горевал, что это не удалось.

134