«Славянский разлом»

Во всех пограничных городах и «пристойных местах» учинялись «крепкие заставы» для удержания беглецов и отсылки их в те провинции, из которых те бежали. Причём Военной коллегии предписывалось «стрелять из ружья», то есть разрешалось применять силу. Тех же, кто подговаривал и содействовал побегам, — вешать и с виселиц не снимать, их вину объявлять, «дабы другие, смотря на такую казнь, того чинить не дерзали». Парадоксальность всей этой ситуации заключалась в том, что Правительство охраняло пограничные рубежи страны не только от внешних врагов, что естественно, а прежде всего от своих собственных подданных, стремившихся её покинуть.

В староверческом мире происходили важные процессы, и прежде всего в конфессиональном отношении. Осмысляя произошедшее, религиозное сознание противников никоновских новин на протяжении XVIII столетия разрабатывало концепции наступления последних времён, пришествия Антихриста, прекращения священства и т.д. Результатом работы старообрядческой мысли стало появление в расколе различных беспоповских течений, где наиболее полно выразилось неприятие государства и его Церкви, а также радикализм при решении социальных и политических проблем. В народных слоях Нечернозёмного центра России, Севера, Поволжья, Урала и Сибири прочно укоренились крупные ветви беспоповщины.

Видное место занимало Поморское согласие, ведущее происхождение от знаменитого Соловецкого монастыря. Манифестом Поморцев стали так называемые «Поморские ответы»: этот объёмный труд, обосновывающий базовые представления старове-рия, явился реакцией на указ Петра I об увещевании раскольников олонецких заводов. Большой популярностью пользовалось Федосеевское согласие, основанное на рубеже XVII—XVIII веков Феодосием Васильевым. Федосеевцы вели свою духовную родословную от епископа Павла Коломенского, отвергнувшего церковные новины на соборе 1654 года. К концу XVIII столетия это была наиболее крупная ветвь беспоповщины. Широкое распространение получило также Филипповское согласие, отличавшееся

213