«Славянский разлом»

Заключая Переяславский договор, украинская сторона пока ещё с большим скепсисом отнеслась к единению. Старшины и духовенство с подчёркнутым пренебрежением взирали на народы, проживающие на обширных восточных территориях, и ни о каком-либо братстве с ними слышать не желали. Тем не менее Алексей Михайлович, проникнувшись константинопольскими идеями, весной 1654 года объявил войну Польше. Измученная казацким сепаратизмом и кризисом в сейме, та не смогла оказать сколько-нибудь действенного сопротивления. Дела у российских войск пошли действительно успешно не в пример прежним конфликтам. Довольно быстро овладели Дорогобужем, Борисовым, Могилёвом, вступили в Вильно. За несколько лет вернули почти всё, что уступили полякам ранее: Алексей поспешил принять титул великого князя Литовского.

Однако препятствием победоносному шествию стали казацкие верхи, ещё недавно клявшиеся в верности Москве на знаменитой Переяславской раде. Несмотря на константинопольское кураторство, гетман Богдан Хмельницкий проявил полное безразличие к подписанному им же договору о «вечной дружбе». Без тени стеснения он заключил ещё одну унию — со Швецией, по которой та вступала в войну с Польшей. В этом случае украинцы рассчитывали не просто на вооружённую поддержку а преследовали далеко идущие цели по разделу Польши вместе со Швецией и Венгрией. Перед нами попытка осуществить то, чего через сто с лишним лет полякам избежать уже не удастся.

Теперь же из-за предательства гетмана Россия оказалась в сложном положении, поскольку шведский король, исходя из союза с радой, выдвинулся против московских войск. Боевые действия в отношении такого подготовленного противника оказались весьма нелёгким делом. Образцовая шведская армия, уступая втрое по численности, нанесла царским войскам крупное поражение возле Риги. Поведение Хмельницкого вызвало естественное возмущение Алексея, жёстко потребовавшего от «братского союзника» объяснений. Но получить их не удалось: в 1657 году того отравили, по существующим версиям то ли поляки, то ли агенты московского царя.

114