«Москва бандитская»

Претерпели изменения и способы обработки заложников. Иногда бандиты обходятся зуботычинами и словесными угрозами. Но как в наш технический век избежать соблазна попользоваться достижениями цивилизации? И вот в ход идут утюги, электрощипцы, вместительные продовольственные холодильники, паяльники, электродубинки… Одну из жертв оригиналы вывесили с балкона вниз головой на тринадцатом этаже жилого дома, другой - вставляли в нос металлические трубки и тушили о ладонь недокуренные сигареты. Но, пожалуй, всех превзошли бандиты, требовавшие у похищенного коммерсанта поставить подпись под финансовым документом. Для убеждения непокорного они воспользовались обыкновенным кипятильником. Электроприбор засунули жертве в задний проход и поднесли конец шнура к розетке - все вопросы мгновенно отпали…

 

Статистика свидетельствует, что многие жертвы вымогательства сами провоцируют преступников. Долги, невыполненные в срок обязательства, финансовые авантюры, неразбериха в законах некогда братских республик, неразворотливость арбитражного суда и засоренность коммерческих структур предпринимателями с криминальными связями - таковы декорации, на фоне которых разыгрывается большая часть историй о похищениях. Устаревшее законодательство и судопроизводство, в чьи рамки некоторые виды преступлений даже не укладывались, создали прекрасные условия для возникновения выгодного бизнеса - так называемого выбивания долгов. Зачем обращаться к официальным структурам за справедливостью, отвечать на неудобные вопросы и ждать месяцами, когда крепкие парни - мастера своего дела, легко решат вопросы в считанные дни?

Государство, занятое глобальным политико-экономическим переустройством, смотрело на возникшую проблему сквозь пальцы. Между тем специалисты вошли во вкус, требуя свою долю от любого, кто попадал в их поле зрения. Нельзя сказать, что государство, а точнее его правовые институты не пытались взять ситуацию под контроль. Уголовные дела возбуждались, подозреваемые задерживались, опрашивались пострадавшие и свидетели… А затем суд (если дело не разваливалось еще во время предварительного следствия из-за угроз потерпевшим, давления на работников милиции и прокуратуры) и почти условное (в сравнении с общественной опасностью деяния) наказание. Любопытно, что в начале 90-х годов криминалисты отмечали необъяснимое на первый взгляд снижение числа заявлений о вымогательствах. Все было просто: люди перестали верить в защиту государства, предпочитая неприятностям и нервотрепке выполнение условий рэкетиров. В прошлом году МВД привело устрашающую цифру: в России действует 4,5 тысяч рэкетирских банд. Разве не понятно, что они появились не на пустом месте, что государство само спровоцировало криминальную революцию?

123