«Москва бандитская»

Верны ли предположения - утверждать не берусь. Егорцев теперь ничего не скажет. Его вместе с другим членом бригады, проходившим по делу Айздердзиса Гавриловым, и представителем костромской группировки застрелили неизвестные возле дома №68 по Юбилейному проспекту в Химках. Михненко же, главный подозреваемый, до сих пор в бегах. И руководивший оперативными мероприятиями заместитель начальника Главного управления уголовного розыска МВД России Анатолий Давыдов не исключает, что стрелявший в депутата боевик давно "спит в земле сырой".

Версию личной инициативы Егорцева и Михненко подтверждает такой факт. Когда химкинцы готовились к преступлению и искали оружие, то сначала хотели использовать почти антикварное ружье, валявшееся без надобности в пожарной части. Кроме того, организаторы убийства не имели даже денег на приобретение оружия. Тысячу баксов для Михненко дал один из членов группировки. Не продумано было и алиби. В роковой для Айздердзиса вечер химкинцы собрались в местном баре "Дискавери" для празднования дня рождения. Хотя позже сыщики без хлопот установили, что тот самый день рождения отмечался двумя неделями раньше на территории форелевого хозяйства в Сходне. И еще один довод, подтверждающий отсутствие высоких покровителей у исполнителей "вендетты". Как заметил генерал Анатолий Давыдов, беседовавший с каждым из задержанных, никто из них не ожидал таких последствий. Им и в голову не приходило, что на розыск убийц будут брошены все силы милиции, прокуратуры и ФСБ. Оно и понятно. Химкинские бандиты стреляли не в депутата, а в партнера по бизнесу.

 

Те, кто еще вчера промышлял рэкетом, разбоем, угонами автомобилей, наркотиками, теперь прочно перешли или стремятся перейти в разряд легальных коммерсантов. «Грязные» деньги давно отмыты, вложены в прибыльный бизнес, в том числе торговый и банковский. Иногда кажется, что долгожданный период первоначального накопления капитала вот-вот завершится, и мафиози превратятся в добропорядочных бизнесменов. Но не стоит питать иллюзий. Наживший капитал сомнительным путем даже при большом желании не сможет избавиться от дурных наклонностей. Не позволят ему это сделать и старые связи, те, с кем он начинал, но кто по-прежнему не в ладах с законом. Если же вернуться к расстановке сил и вспомнить о тесном переплетении легального и нелегального бизнеса, станет ясно - каждый из погибших, в том числе обладавший безупречной репутацией, имел в ближайшем окружении достаточно "друзей-врагов". Вопрос лишь в том, кто из них зашел настолько далеко, что готов был оплатить услуги наемного убийцы или, за неимением соответствующей суммы, выполнить миссию киллера самому.

222