«Кортик»

Глава 17

Генка

Генка и Слава играли в шахматы. Доска с фигурами лежала на стуле. Слава стоял. Генка сидел на краю широкой кровати, покрытой стеганым одеялом, с высокой пирамидой подушек, доходившей своей верхушкой до маленькой иконки, висевшей под самым потолком.

Агриппина Тихоновна, Генкина тетка, раскатывала на столе тесто. Она, видимо, была чем-то недовольна и сурово посмотрела на вошедшего в комнату Мишу.

- Где ты пропадал? - крикнул Генка. - Гляди, я сейчас сделаю Славке мат в три хода… Сейчас я его: айн, цвай, драй…

- «Цвай, драй»! - загудела вдруг Агриппина Тихоновна. - Слезай с кровати! Нашел место!

Генка сделал легкое движение, показывающее, что он слезает с кровати.

- Не ерзай, а слезай! Я кому говорю?

Агриппина Тихоновна начала яростно раскатывать тесто, потом снова загудела:

- Стыд и срам! Взрослый парень, а туда же - капусту изрезал, весь вилок испортил! Отвечай: зачем изрезал?

- Отвечаю: кочерыжку доставал. Она вам все равно ни к чему.

- Так не мог ты, дурная твоя голова, осторожно резать? Вилок-то я на голубцы приготовила, а ты весь лист испортил.

- Голубцы, тетя, - лениво ответил Генка, обдумывая ход, - голубцы, тетя, это мещанский предрассудок. Мы не какие-нибудь нэпманы, чтобы голубцы есть. И потом, какие же это голубцы с пшенной кашей? Были бы хоть с мясом.

56