«Дети Арбата»

Ей нравился его голос, она была с ним откровенна - никогда его не увидит и может рассказать все. Он тоже уверял, что ни с кем так не откровенен, как с ней.

- У Наташи должны быть светлые волосы.

- У меня как раз светлые.

- А глаза?

- Оранжевые с голубым небом.

- Бывают ли такие? Как ты провела вчерашний вечер?

- Великолепно, были в одном техникуме на танцах, играли все такое, под что хорошо танцевать румбу.

- Завидую. А я делал уроки.

- Учись, мой друг, учись, старайся, ученье - сладкий плод, ученье - верная дорога, она из тьмы на свет ведет…

- Когда мы встретимся?

- Никогда.

- А вдруг мы полюбим друг друга?

- Нет, у нас с тобой слишком одинаковые взгляды.

- Что ты сегодня собираешься делать?

- Иду на каток.

- На какой?

- При заводе.

- Каком заводе?

- Мыльно-гвоздильном.

- Возьми меня, я хорошо катаюсь.

- А я плохо, тебе будет неинтересно. И прощай, ко мне пришли.

Зоя явилась в белой шапочке и длинных шароварах под юбкой, угреватая - цветок помойки, как называла ее Нина. Зоина мать, билетерша кинотеатра «Карнавал», пропускала ее и Варю без билетов в кино.

- Зачем ты надела белую? - спросила Варя, разглядывая Зоину шапочку. - Ведь договорились.

- На красной резинка лопнула. Надень ты красную, она тебе идет.

- К белому свитеру надеть красную шапочку?! Ты наденешь мою красную, а я белую.

- Почему всегда должно быть по-твоему?

- Не по-моему, а как договорились.

Зоя обиженно пожала плечами.

- Ну, если ты очень хочешь…

- Не делай мне одолжения! Я вообще не пойду на каток.

Варя сбросила туфли и с ногами взобралась на кровать.

- Глупо, - пробормотала Зоя, - хорошо, я надену красную.

109

Система Orphus

«Дети Арбат»