«Дети Арбата»

- И все же он сбежал, он писал вам что-либо?

Саша усмехнулся.

- Сбежать глупо, писать об этом еще глупее.

- Безусловно, - согласился Алферов, - и все же вы здесь его единственный друг, единственный товарищ.

- Вы хотите меня обвинить в пособничестве побегу?

- Панкратов, - внушительно сказал Алферов, - я к вам отношусь гораздо лучше, чем вы думаете. Никто вас в этом не обвиняет. Но Соловейчик хорошо продумал маршрут побега. Этих маршрутов два: первый - по Ангаре к Енисею, второй - через тайгу в Канск. И по тому и по другому пути он далеко не уйдет, в первой же деревне его задержат. Идти в обход селений - нужен большой запас продовольствия, которого у него нет. Но возможен и третий путь - вверх по Ангаре, на Иркутск. Эта дорога длиннее, но на пути есть Мозгова, где живете вы, и дальше вверх еще два селения, где живут единомышленники его невесты. Не исключено, что он выбрал именно этот путь, не исключено, что он явится к вам.

- Как же он ко мне явится? На глазах у всей деревни?

- Этого я не знаю. Может, и не явится. Но может и явиться. В этом случае вам следует продумать свое поведение.

- Задержать его? - засмеялся Саша. - А если я с ним не справлюсь?

- Задерживать его не надо, мы сами его задержим. Хорошо бы уговорить вернуться. В этом случае обвинение в побеге отпадет, просто самовольная отлучка, можно ограничиться мерами административного характера. Я говорю честно, Панкратов, я не хочу побега, мне не нужно чрезвычайное происшествие.

Саша чувствовал, Алферов говорит искренне. Но Саша не верил в побег Соловейчика, может быть, охотился в тайге и заблудился.

- Вот так, Панкратов, - заключил Алферов, - уговорите его вернуться, это самое простое. А если не вернется, сообщите в сельсовет или в правление колхоза, они знают, что делать.

Он помолчал, потом добавил:

- Отнеситесь к этому серьезно, Панкратов, укрывательство беглого или оказание ему помощи могут иметь для вас серьезные последствия. Считайте себя предупрежденным!

Соловейчик убежал? Саша не мог в это поверить. Он мог допустить, что Соловейчик повесился, утопился - жизнь растоптана. Разве сам он не был близок к самоубийству? Но бежать?! Практичный, рассудительный Соловейчик отлично понимает нелепость такого поступка. С гораздо большим успехом он мог убежать из Канска - сел на поезд и уехал; Здесь он мог надеяться на соединение с Фридой, убежав, он эту надежду терял навсегда. И Фриду затаскают. А уж ее он не стал бы подводить.

426

Система Orphus

«Дети Арбат»