«Дети Арбата»

- Плохие дела, Саша, плохие, - Всеволод Сергеевич продолжал ходить по комнате и все тер и тер руки.

Первая мысль мелькнула - Соловейчик… Неужели поймали?

- Да? А что произошло?

Всеволод Сергеевич остановился против Саши.

- Первого декабря в Ленинграде убит Киров.

- Киров? - растерянно повторил Саша. - Кто его убил?

- Подробностей не знаю. Передано правительственное сообщение: первого декабря в шестнадцать часов тридцать минут в городе Ленинграде, в Смольном от руки убийцы, подосланного врагами рабочего класса, погиб Киров. Стрелявший задержан. Его личность выясняется.

- У вас есть газета?

- Газеты у меня нет, но это точно. Есть и второе сообщение - убийца некий Николаев. И третье - дела о терроре рассматриваются в течение десяти дней без участия сторон, то есть без защиты, никаких обжалований, никаких помилований, расстреливать немедленно по вынесении приговора. Вот так, Саша! «Убийца, подосланный врагами рабочего класса», ничего себе…

- Что вы находите особенного в этих словах? Не в них суть.

- Вы так думаете? - ответил Всеволод Сергеевич. - «Убийца, подосланный врагами рабочего класса» - и тут же «личность стрелявшего выясняется». Как же это так, где логика? Личность еще неизвестна, но уже известно, кем он подослан… Непонятно, непонятно… Впрочем, очень понятно…

- Киров, говорят, был хороший человек, хороший оратор, любимец партии. Кто посмел поднять на него руку?

Всеволод Сергеевич сел на лавку, откинул голову к стене.

- Кто бы это ни сделал, Саша, могу сказать вам с полной уверенностью; наступают черные времена.

1966-1983, Москва.

443

Система Orphus

«Дети Арбат»