«Дети Арбата»

16

Компания уже сидела за большим овальным столом. Появление Вари и Зои не вызвало никаких эмоций, пришли - садитесь. Так Варя и не поняла, вернулся Ика за ними по своей воле или по поручению.

За столом шел разговор о какой-те Алевтине, убитой из ревности мужем-бухарцем. Рина была на суде.

- Его выручил защитник Брауде, - рассказывала Рина, - разливался, судьи уши развесили… «Турникет у входа в "Националь" вовлекает наших девушек в порочный круг ресторанной жизни». - Она покрутила рукой, показывая, как вертящаяся дверь вовлекает девушек в порочный круг ресторанной жизни.

- Убил женщину - и за это всего два года! - возмутилась Зоя.

- И то, наверное, условно по причине культурной отсталости.

Левочка улыбался, как херувим, мило обнажая косой зуб.

- А если ходить не через главный вход, не через турникет, тогда не вовлечемся?

- Во всем мире люди проводят время в ресторанах и кафе, - сказал Вилли Лонг.

Воля-маленький закрыл лицо руками, и раскачиваясь, как мусульманин на молитве, забормотал:

- Бедная Алевтина, несчастная Алевтина, за что ее зарезал дикий бухарец, зарезал, как курочку, зарезал, как цыпленочка.

- «Цыпленок жареный, цыпленок пареный, - запел Воля-большой, - цыпленок тоже хочет жить…»

- А если убрать турникет, сделать просто двери, тогда порочного круга не будет? - опять спросил Левочка.

Появился Мирон, усаживаясь за стол, сообщил:

- Кончает партию, сейчас придет.

- Идет! - объявил сидевший лицом к двери Вилли.

К их столу приближался человек лет двадцати восьми, коренастый широкоплечий, с маленькими усиками, в блестящих черных лакированных ботинках, в великолепном костюме, сидевшем на нем несколько небрежно, а потому и лучше, чем на безукоризненном Левочке. Он пересекал зал легкой, уверенной, но настороженной походкой, кивая знакомым и улыбкой отвечая на приветствия. Это был Костя, знаменитый бильярдист, о котором вскользь упоминал Мирон в «Эрмитаже».

Компания его приветствовала. Он обвел стол медленным взглядом, взгляд был странный, шальной и в то же время недоверчивый, что, мол, здесь за люди, которых он, между прочим, знает как облупленных. Взгляд задержался только на незнакомых Варе и Зое.

Он сел рядом с Варей.

263

Система Orphus

«Дети Арбат»