«Страх»

Они уезжали на второй день к вечеру После обеда прилегли… И, когда наступила пора вставать, она, лежа на его руке, спросила:

- Хорошо было здесь, правда?

- Да, подходяще, - в полудреме ответил он.

- А ведь мы с тобой расстаемся, Юра, - сказала она спокойно. И, как показалось Юре, даже улыбнулась.

До него не сразу дошел смысл ее слов.

- Не понимаю.

- Я говорю, что мы с тобой расстаемся, Юра, и на этот раз навсегда.

- Почему вдруг?

- Это не вдруг. Это я решила не сегодня. Но я хотела с тобой расстаться хорошо, даже счастливо.

- Поэтому и привезла сюда?

- Поэтому и привезла.

- Ну что ж, красиво, элегантно, по высшему классу. Королева, так сказать, отстраняет своего фаворита. И все же хотелось бы знать причину.

- Причину? - Она откинулась, легла на спину, заложила руки за голову. - Стоит ли называть причину… Мы с тобой не дети уже, не юные влюбленные. Такие встречи по телефонному вызову не для нас… Не думай, это я не к тому, чтобы мы поженились.

- А почему?.. Может быть, я хочу жениться на тебе.

Она засмеялась.

- Может быть, ты хочешь. А я, может быть, не хочу.

Да он и не собирался жениться на ней. Смешно говорить об этом. Но самолюбие его было задето.

- Чем же я не подхожу тебе, интересно?

- Ты мне подходишь, и я тебе вроде бы подхожу Но это здесь, на этой или какой-нибудь другой постели. Но постель - это еще не вся жизнь.

- Ты что, опять заревновала к Вике?

- А откуда ты знаешь, что я ревновала к Вике, я тебе на этот счет ничего не говорила.

- Ты не говорила, а я знаю, мне все положено знать. - Эту фразу Шарок любил вставлять к месту и не к месту.

- Ну, так вот: и я знаю. Знаю, зачем и в качестве кого Вика приходила на ту квартиру.

Теперь он приподнялся на локте. Что-то тут неясно, попахивает неприятным. Она знает, что Вика была осведомительницей. Откуда знает? Не призналась ли сама Вика? Тогда у него прокол.

- В качестве кого же она ко мне приходила?

- Я не желаю обсуждать эту тему.

Он услышал в ее голосе металлическую будягинскую твердость.

«Страх»