«Страх»

Потом Шарок сказал:

- Гражданин Рейнгольд! Надеюсь, вы запомнили, что я вам говорил. А теперь и выполню ваше требование. Так вот. Мы располагаем абсолютно достоверными сведениями о том, что вы встречались с гражданином Каменевым Львом Борисовичем.

Рейнгольд молчал.

- Так это или не так?

- Это и есть обвинение? - вопросом ответил Рейнгольд.

- Да.

- Встречался с Каменевым, - Рейнгольд пожал плечами. - В чем же криминал?

- А в том, что Каменев является одним из руководителей террористической организации и вовлек в эту организацию вас.

Рейнгольд выпрямился на стуле, впервые внимательно посмотрел на Шарока.

- Так это или не так?

Рейнгольд продолжал смотреть на Шарока.

- Так это или не так? - Шарок повысил голос.

- Вы это серьезно? - спросил наконец Рейнгольд.

- Конечно. Следствие располагает абсолютно достоверными, неопровержимыми данными.

- Ну что ж, - хладнокровно ответил Рейнгольд, - на основании этих данных и судите меня.

- Будут судить - расстреляют.

- Пожалуйста.

- Вам не жаль своей жизни?

- Жаль. Но признаваться в том, чего не совершал, я не буду никогда. Об этом не может быть и речи. Не ста-рай-тесь!

- Вы представляете, что ожидает вашу семью, если вас расстреляют как шпиона и террориста?

- Не пугайте! Можете расстрелять меня, мою семью, но еще одной шпалы на моем деле вы не заработаете.

Шарок встал, оправил гимнастерку: нажал на звонок.

- Ну что ж, очень жаль. Вы сами выбрали себе судьбу.

В двери возник конвоир.

- Уведите!

- Позвольте, - Рейнгольд показал на протокол, - почему не зафиксированы мои показания?

- А вы никаких показаний и не давали, - ответил Шарок.

117

Система Orphus

«Страх»