«Страх»

Поминутно заглядывая в свой большой блокнот, в котором он записывал указания товарища Сталина, Ежов сказал, что, по абсолютно достоверным сведениям, Япония и Германия собираются весной 1937 года напасть на СССР. Поэтому СССР сейчас особенно нужна поддержка международного пролетариата. На пути этой поддержки стоит Троцкий. И Политбюро рассчитывает, что Зиновьев поможет партии окончательно разоблачить Троцкого и его бандитские организации. Если Зиновьев это сделает, то он докажет, что наконец разоружился перед партией до конца.

- Чего вы от меня хотите конкретно? - тяжело дыша, спросил Зиновьев.

- На открытом судебном процессе вы должны подтвердить, что по указанию Троцкого готовили со своими единомышленниками убийство Сталина и других членов Политбюро и одно такое убийство осуществили - товарища Кирова.

- Такой фальшивки вы от меня не получите.

- Ну что ж, - Ежов опять заглянул в блокнот, - передаю вам слова товарища Сталина: «Если Зиновьев признается, ему будет сохранена жизнь. Откажется - его и всех участников оппозиции до единого будет судить закрытый военный трибунал».

- Вам нужна моя голова, - тихо сказал Зиновьев. - Ладно, преподнесите ее Сталину на блюде.

- Но вы ставите на карту и жизнь тысяч оппозиционеров, они в ваших руках.

- Что бы я ни подписал, вы убьете меня, убьете еще тысячи людей, истребите всю ленинскую гвардию. - Зиновьев помолчал, собирая силы, и последнюю фразу произнес решительно и категорически: - Повторяю, от меня вы ничего не добьетесь.

Ежов приказал увести Зиновьева и немедленно доставить к нему Каменева. Ежов обязательно должен был добиться успеха и, видимо, рассчитывая, что «обработанный» Чертоком Каменев окажется податливее, изложил ему то же самое, что говорил Зиновьеву, но в заключение объявил: следствие, располагает показаниями Рейнгольда о том, что он вместе с сыном Каменева подстерегал автомобили Сталина и Ворошилова на Дорогомиловской улице.

- Интересно, как мой сын мог там очутиться, если он уже полтора года находится в ссылке в Алма-Ате?

- Вы имеете в виду сына Александра, - возразил Ежов, - а Рейнгольд называет другого вашего сына - Юрия, почитайте.

Он протянул ему показания Рейнгольда.

Каменев прочитал, растерянно пробормотал:

- Это… Это… Ведь Юра еще пионер.

- Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 года вам известно? Напоминаю: «Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания». Вот так. А вашему сыну больше двенадцати. И за попытку покушения на товарища Сталина и Ворошилова к нему будет применена соответствующая, то есть высшая, мера наказания.

172

Система Orphus

«Страх»