«Страх»

Он помолчал, сидел, скрестив руки на тощем животе, смотрел мимо Вадима печальными глазами.

- Вот какой клубок получается, Вадим Андреевич, нехороший клубок. Ведь за один только анекдот о товарище Сталине вас следовало посадить… А кроме анекдота есть еще и иностранцы, и защита арестованных контрреволюционеров. А мы вас, Вадим Андреевич, пощадили… Почему? Скажу прямо: мы вас ценим. В своих статьях вы стоите на правильных позициях. Но вопрос: искренне стоите или притворяетесь? По этому делу, - он кивнул на ящик стола, куда была спрятана папка с протоколами, - мы можем сомневаться в вашей искренности, здесь достаточно оснований для таких сомнений. И, - он посмотрел на Вадима долгим многозначительным взглядом, - вам свою искренность надо еще доказать. Вам надо очень тщательно продумать свое поведение, Вадим Андреевич.

- Конечно, конечно, - забормотал Вадим, - в дальнейшем я буду осторожнее.

- Осторожность - вещь хорошая, - согласился Альтман, - но с этим как быть? - он снова кивнул на ящик стола. - Что я доложу своему начальству? Как только начальство прочитает это дело, оно у меня спросит: «В какой камере сидит этот Марасевич?» Что я им отвечу? «Он обещал быть осторожнее» - так я им отвечу? Тогда они в камеру, в которой предназначено сидеть вам, посадят меня самого. А я, Вадим Андреевич, сидеть не желаю, нет, не желаю.

Он опять замолчал.

Вадим боялся пошевелиться. Изжога мучила его, нужно принять соду, и сода у него с собой, но он боялся попросить воды.

- Итак, Вадим Андреевич, - вдруг весело сказал Альтман, - надо закруглять дело. Повторяю: вам надо доказать свою искренность. И, если вы ее докажете, тогда все это, - он постучал по ящику стола, - будет выглядеть действительно нелепой случайностью. Вы меня поняли, Вадим Андреевич?

- Да, да, конечно.

Он хорошо понимал, что от него требуют. И понимал, что согласится на их требование, но боялся сам произнести эти слова.

- Что «да», «да», - нахмурился Альтман, - что вы понимаете?

- Я понимаю, что должен доказать свою искренность.

- А как?

- Не знаю… Я готов. Но… Не знаю.

- Ну что же, я вам подскажу, вы должны помочь нам в борьбе с врагами партии и государства.

- Но мои статьи, мои выступления…

200

Система Orphus

«Страх»