«Страх»

- Спите спокойно, - ответили хозяева.

На кушетке лежали подушка и грубое солдатское одеяло. Ни простыни, ни наволочки, придется, значит, покупать.

Саша разделся, погасил свет, лег на кушетку, прикрылся одеялом, оно кусалось, но ничего, уснул почти мгновенно.

 

В воскресенье мама ждала его звонка, до этого следовало позвонить Варе. Он заказал ее телефон.

- Алло…

Он сразу узнал ее голос.

- Здравствуй, Варенька, это я, Саша, ты хорошо слышишь меня?

- Да, да, хорошо, прекрасно, - торопливо ответила она, словно боялась, что их могут разъединить, - что у тебя?

Ее голос рвал ему сердце.

- У меня все в порядке, работаю на автобазе шофером.

- Я так жалею, что мы не повидались с тобой, когда ты был в Москве.

- Да, жалко. Но ты, наверное, знаешь, тебе, наверное, мама говорила, какие у меня дела с Москвой.

- Да, конечно, я все знаю. Но до Калинина близко, я могла бы приехать к тебе.

Этого Саша никак не ожидал, не нашелся, что ответить. Но отвечать надо.

- Видишь ли… У меня еще нет жилья.

- Ну хотя бы просто посидеть на вокзале. Я узнавала, из Москвы есть утренний поезд, а из Калинина - вечерний.

- Это исключено, - сказал Саша, - днем я на работе, бывают и дальние рейсы, кстати, посылают и в Москву, я предупрежу маму, а ты оставь ей свой служебный телефон, тогда и увидимся.

Она молчала.

- Алло, алло! Варя, ты куда-то пропала.

Он едва слышал ее голос, и ему казалось, что это потому, что плохо работает телефон.

- Да, - сказала она наконец.

- Вот теперь хорошо. Как приеду в Москву, так позвоню и встретимся. Ладно? Ты с мамой подъедешь к тому месту, где я буду грузиться.

В трубке раздался голос телефонистки:

- Ваше время кончается.

- Минутку, минутку! Варя, ты все поняла?

Упавшим голосом она спросила:

- Ты мне больше ничего не хочешь сказать, Саша?

Он не успел ответить.

В трубке опять раздался голос телефонистки:

- Ваше время истекло.

408

Система Orphus

«Страх»