«Страх»

- Что вы, Софья Александровна, лежите, если вам трудно говорить, не рассказывайте ничего, я сейчас схожу к вам на квартиру, все узнаю.

- Нет, нет, - заволновалась Софья Александровна, - не надо туда ходить, не надо, ни в коем случае.

- Хорошо, я не пойду, я сделаю все, как вы скажете, только успокойтесь.

Софья Александровна откинула голову на подушку, прикрыла глаза.

- Может быть, «неотложку» вызовем?..

Софья Александровна перевела дыхание:

- Нет, не нужно… Все хорошо… Я лучше сяду.

- Зачем? Лежите.

- Лежа мне трудно говорить.

Варя помогла ей сесть, подложила подушку под спину.

- Это был такой ужас, Варенька, такой ужас! - она опять глубоко вздохнула. - Я с утра себя плохо чувствовала, я тебе говорила, ноет сердце и ноет… Мне заведующая и говорит: «Идите-ка домой, Софья Александровна». Прихожу домой, смотрю, на вешалке пальто Михаила Юрьевича. Мне это показалось странным, ведь он должен быть на работе. Может быть, заболел? Я подошла к двери, прислушалась - тихо, постучалась, легко так постучалась - никто не отвечает, постучала сильнее - опять ни слова. Я приоткрыла дверь. И, боже мой, Варенька, боже мой, он висел… Понимаешь, висел. И голова набок, вот так вот, - она наклонила голову набок, глаза ее округлились от ужаса, - я так испугалась, Варя, так испугалась, сразу захлопнула дверь, прислонилась к стене, сейчас, думаю, упаду… Что делать?! Что делать?! Может быть, он еще живой, но я не смогу его снять, у меня сил не хватит… В квартире никого… Я выбежала на площадку, стучусь в соседние квартиры, подняла на ноги весь подъезд… Его вынули из петли, Михаил Юрьевич был мертв, приехала «скорая помощь», милиция, заходят ко мне, спрашивают, как все было: как вошла, как увидела, кого позвала, кто снимал, составили протокол… А потом, Варя, приехали еще люди.

Она перешла на шепот.

- Приехали люди из НКВД, да, да, показали мне удостоверение, но мне удостоверения не надо, я их сразу узнаю. Ну вот. Приказали говорить правду спрашивают: кто ходил к Михаилу Юрьевичу? Никто, отвечаю, одиноко жил. А родственники? Брат в Рязани, приезжал прошлым летом. Адрес? У меня есть его адрес, брала для Сашеньки, но я ответила: нет, не знаю адреса. И вот, Варенька, главное, - она опять понизила голос, - не передавал ли он мне или соседям каких-нибудь бумаг? Понимаешь, поэтому я тебя и вызывала так срочно. Не понимаешь? Как же ты не понимаешь? Ведь он и Саше, и тебе подарил книги.

- Ну и что?

459

Система Orphus

«Страх»