«Тайна Кутузовского проспекта»

- А они припрут с проверкой… Если тебя нарекли «внештатным консультантом», значит, выдры, копают…

- Фамилия Строилов у тебя на слуху?

- У меня в районе генерал Строилов живет…

- Наш?

- Нет. Военный строитель…

- Ну так как, Николашка?

Тот вздохнул, пододвинул Костенко телефон, налил себе коньяк, сделал долгий глоток, вафлей закусывать не стал, приложился к мануфактурке…

Костенко набрал номер Бакаренко:

- Ивана Львовича, пожалуйста…

- Деда, тебя, - голосок был пронзительный, девичий. Господи, в чем они-то виноваты, маленькие? За что и на них грехи взрослых ложатся?

Костенко вспомнил, как Розка (дочь его агента Рыжего, был карманным вором, завязал, не мог прописаться; Костенко помог, с тех пор Рыжий - дочку очень любил - был с ним на связи) кричала проституткам, которые расшифровали ее отца: «Мой батя сука, говорите, да? Я ему ноги мыть буду и воду пить, потому что из-за него не стала такой лярвой, как вы, из-за него я в семье жила, как нормальная! Все стучат, только одних колют, а другие проскальзывают! Из вас, подлюг, две - стукачки, не меньше! Бейте, бейте, все равно ваш проигрыш, а батьку моего не трожьте, бритвой глаза повырезаю!» Не она вырезала… Ей вырезали; Рыжий повесился; жена его, Линда, лежит в психушке и заливается истеричным смехом с утра до ночи, - хохот у нее постоянный, никак помочь не могут…

- Бакаренко, - услышал Костенко раскатистый, достаточно молодой голос.

- Полковник Костенко, - ответил ему в тон, рокочуще. - Я не мог бы просить вас, товарищ Бакаренко, заглянуть в отделение…

65