«Тайна Кутузовского проспекта»

Он играл беспроигрышно, знал, что к нему она не пойдет, дома и стены помогают; нажал:

- Кстати, ваши непосредственные следователи Бакаренко и Либачев понесли наказание: Либачева нет в живых, а Бакаренко спился, бог шельму метит…

- Били-то меня не только они… Вы - тоже…

- Я спасал вас, Зоя Алексеевна… Вы не знаете, как там били… А у вас и зубы целы, и лицо не изуродовано… Я докладывал Абакумову, что вы стойко переносите воздействие устрашением, значит, действительно не виноваты в самом страшном - в попытке террора против товарища Сталина…

Фёдорова сгорбилась, руки бессильно упали вдоль тела:

- «Товарища Сталина»… Волк свинье не товарищ…

- Тогда за такие слова вас бы шлепнули в одночасье… А сейчас они - в ваших устах - дорогого стоят, ведь нынешние владыки норовят Иосифа Виссарионовича отмыть, все на Берию валят… Мелюзга, мелкие врали, на этом и сгорят… Что Берия без Сталина мог? Несчастный чучмек, плохо говоривший по-русски… Я вам про ту пору много могу рассказать - с этой стороны баррикады… А вы - с той… Чем не сенсация? И про адмирала у меня сенсация припасена, верьте слову, - обеспечите дочь и внука на всю жизнь…

… И когда через два дня, собрав через свои старые связи всю информацию о Фёдоровой, ее дочери, о том, что, находясь в отказе, актриса была на грани срыва, он пришел к ней, предварительно обложив квартиру наблюдением, она ему дверь открыла; не сразу, правда, таясь какое-то мгновение около замка, ощущая бессильный, душащий страх, но - открыла все же; палач, если он настоящий палач, навсегда входит в плоть и кровь жертвы, превосходством своим входит, ибо долгие месяцы он был ее всевластным владыкой, а такое никогда не забывается.

160