«Тайна Кутузовского проспекта»

Костенко достал еще одну сигарету, но удержался, закуривать, не стал, в маленькой комнатке и так было синё от табачного дыма, а Строилов постоянно покашливает, может, с легкими нелады, эка какой пергаментный, хоть и не стар…

- Матушка жива, капитан?

- Умерла.

- Воспитывались у родных?

- В детдоме…

- Слушайте, может, пойдем кофейку попьем? А то задохнетесь в вашей конуре…

- Жду звонка, Владислав Романович. Чекисты обещали подослать материалы…

- Вы о книжке Виктории Фёдоровой, дочери Зои Алексеевны, знаете что-нибудь?

- Нет.

- Рассказать?

- Конечно.

- Книжка называется «Дочь адмирала»… Виктория пишет о трагедии матери и о том, как Зоя Алексеевна смогла найти в Штатах ее отца… Через американцев… Виктория написала о том, кто и как пытал ее мать, о Руслановой, кстати, написала, когда они вместе сидели в одной камере владимирского политизолятора… О том, как именно Зоя Алексеевна организовала… Как бы это помягче выразиться… Побег, что ли… Да, видимо, так… Легальный побег своей дочери… Впрочем, «легальность» и «побег» понятия взаимоисключающие… Словом, после опубликования этой книги за океаном Зоя Фёдорова стала отказницей, хотя, как говорится, мать за дочь не отвечает, как и сын за отца… Такую формулировочку помните?

- Не то чтобы помню… Знаю.

Костенко кивнул на папки дела Фёдоровой:

- Познакомились как следует?

90