«Тайна Кутузовского проспекта»

- Поразительный бизнесмен, - заметил Степанов. - Начал на пустом месте, за пару лет вышел в лидеры, партсобраний с коллективом не проводит, а дисциплина - как в армии… Впрочем, нет, там про нее стали забывать… Тебе, кстати, фамилия Панюшкин ничего не говорит?

- На слуху, но толком не знаю…

- Поразительной судьбы человек… В двадцать первом, после введения нэпа, ушел в оппозицию: «Ленин предает социализм, кооператоры - акулы капитала, им место в концлагере, а не в столице»… Его и предупреждали, и уговаривали добром, - ни в какую: «Требую чрезвычайного съезда!» Дело кончилось тем, что Дзержинский его окунул на Лубянку. Спас Сталин, - отправил на низовку в провинцию, спрятал до поры. Вернул в тридцатых, провел через испытание - говорят, поручил Панюшкину, - купно с управляющим делами ЦК. Крупиным уничтожить Николая Ивановича Ежова… А у того - за полгода перед казнью - советские люди должны были учиться «сталинским методам работы»… После этого Панюшкин стал послом в Китае и США, а засим возглавил отдел ЦК, который формировал наш загранкорпус, всех тех, кто кибернетику считал происками космополитов, а генетику - вместе со всякими там буги-буги, Пикассами, Хемингуями и Ремарками - сионистским заговором. И стал на Руси самым великим писателем Бубеннов вместе с Павленко и Суровым… А ведь Бунин в ту пору был еще жив… Да и Платонов улицы подметал - не в Париже, а здесь, на родине, в Москве…

- Я другое сейчас в библиотеке нарыл, Митяй, - откликнулся Костенко. - Я убедился в том, что большинство сталинских министров, кого он привел к власти в тридцатых, были родом из бедняцких крестьянских семей… Почитай некрологи - убедишься…

- Это ты к тому, что после нэпа бедняками остались лишь те, кто водку жрал и рвал на груди рубаху: «даешь всеобщее равенство?!» Тогда как справный мужик всей семьею вкалывал на земле? Ты про это?

76