«Следствие продолжается»

Стужа была такой, что куда-то попрятались даже утки — обитатели шлюзовой отмели… Пять часов работы. Начинало темнеть, проносившиеся по набережной автомобили включили фары. От стылой воды поднимался легкий парок. Криминалисты время от времени подгребали к берегу, отхлебывали из фляжки. Но теплее, конечно, не становилось, разве что создавалась видимость…

Неожиданно один из сидевших в лодке радостно замахал рукой: нашли! Через минуту кто-то вытянул фибровый чемодан: тяжелый, плотно закрытый, литров на сто. Неужели повезло, закончились мытарства в ледяной купели? Но ведь соучастница преступления говорила о спортивной сумке. Ошиблась, забыла?

— Когда чемодан оказался на набережной, — продолжает рассказ Александр Яковлев, — криминалисты подцепили замок топориком. Крышка отскочила, и мы увидели что-то вроде… макета театральной сцены. От удивления никто не мог произнести ни слова. В чемодане была устроена миниатюрная виселица, в петле которой висел «удавленник». Там же, среди какого-то странного садистского реквизита, мы обнаружили иголки, скальпели, ножички, ручную машинку для стрижки… Кем был хозяин этого странного «театра» смерти? Честно говоря, мы тогда не слишком задумывались. Все замерзли, устали, были на грани того, чтобы бросить затею с поисками и вернуться в прокуратуру. Но Татьяна Гизатуллина проявила характер: будем работать до конца!

Снова залезли в надувную лодку, оттолкнулись от берега. К тому моменту работа велась уже у створа шлюза, расположенного в русле Яузы. Неожиданно со стороны Лефортова послышался шум приближающегося буксира. К поисковикам подплыл старенький катер. Стоявший на палубе матрос перегнулся через борт:

— Эй, вы кто будете? У вас разрешение есть?

Яковлев показал документы, объяснил ситуацию.

Матрос, мужик лет сорока, внешне похожий на покойного артиста Андрея Краско, вопросами не ограничился. Ему было и любопытно, и весело — как-никак, развлечение:

114