«Следствие продолжается»

Из показаний Шаповалова:

«Ченокал был напуган. Он переводил взгляд с одного на другого, убеждал Попова, что вернет ему деньги. Сумму не называл, только просил его не убивать. Потом он отошел с Поповым в сторону и о чем-то некоторое время говорил. Тут я заметил в руках Попова топор…»

Были ли участники акции возмездия осведомлены о намерениях своего вожака? Вряд ли. Разумеется, каждый из компании испытывал к Ченокалу неприязнь. Но то, что произошло дальше, для всех было неожиданностью.

Из показаний Шаповалова:

«Прервав разговор с Ченокалом, Попов велел вести его в лес. Смоленский и Кудрявцев взяли Ченокала под руки и повели его от машины. Я шел рядом. Пройдя метров 100, Попов велел ребятам остановиться и положить голову Ченокала на пень. Но они отказались это делать и отступили от него. Ченокал воспользовался их замешательством и бросился бежать в глубь леса. За ним, сжимая в руках топор, побежал один Попов».

— В этот момент, наверное, все они поняли, что убивать Ченокала — безумие, — говорит Вальтер Маркосян. — Даже если допустить, что он виноват в исчезновении машины и «играл» со своими дружками нечестно, все равно такой смерти он не заслуживал. Но тогда на Попова нашло какое-то затмение. То, что происходило дальше, вполне достойно фильма ужасов.

Догнав Ченокала, Попов с размаху ударил его топором по задней поверхности правой голени. Убегавший с воплем рухнул в снег и стал умолять не делать этого. Но Попов ударил его еще один раз по спине, а затем начал бить топором по голове. Брызги крови летели во все стороны. Кудрявцев и Смоленский в ужасе убежали к машине. Рядом оставался лишь Шаповалов. Его показания говорят сами за себя:

«Удары топором наносились сверху вниз. Всего около десяти ударов. Когда Попов решил, что Ченокал мертв, он сходил к машине за саперной лопаткой. Вернувшись, он услышал, что Ченокал еще хрипит. Тогда он с размаху ударил его по голове лопаткой, и она даже застряла в черепе. После этого Попов вытащил из правого наружного кармана куртки шприц и вколол его в боковую поверхность бедра лежащего на земле Ченокала. Затем он забросал труп снегом, а топор и лопатку положил в черный полиэтиленовый пакет. Туда же бросил куртку. Этот сверток он выбросил по дороге в Москву, отъехав метров 300 от места убийства».

178