«Следствие продолжается»

Дело банды Жуликова, которым Татьяна Юрьевна занялась в 1997 году, называют еще делом фирмы «ЗеКо-Рекордс». Потому что дерзкое заказное убийство владельца фирмы «ЗеКо» Зеленова стало громким событием даже для лихих девяностых. Его раскрытие и детали исполнения получили большой общественный резонанс. Но описание «подвигов» банды представляет интерес не только по этим причинам.

По делу проходили 19 обвиняемых, следствие доказало три убийства, серию разбоев, множество других преступлений, а участники банды получили в общей сложности более 200 лет лишения свободы. (Причем последний из проходивших по делу — некий кемеровский авторитет Завьялов — был осужден на 18 лет только в 2005 году!) Работа по делу «ЗеКо» стала своего рода эталоном. Не случайно молодые коллеги листают составленное Гизатуллиной обвинительное заключение как учебное пособие. Для них это классика следствия.

— Банда обосновалась в Москве в первой половине девяностых, — рассказывает Татьяна Юрьевна. — Поначалу костяк составляли «синяки» — люди с уголовным опытом, которых в столицу на заработки командировали кемеровские авторитеты. Формальным лидером был некий Жуликов. Человек, который мечтал стать бандитом и стал им. Любопытный эпизод, характеризующий этого человека. Во время обыска в квартире Жуликова его пятилетнего сынишку спросили, кто его папа, и тот с гордостью, как на детском утреннике, громко произнес: «Мой папа бандит! Он — начальник мафии!»

Фигура Жуликова могла бы стать украшением фельетона, если бы не его зловещая роль в судьбах всех окружающих. Он на самом деле был сдвинутым на бандитской философии, если, конечно, такая философия существует. По словам Александра Яковлева, из Жуликова «выпирала крутизна». Он готов был рубаху на себе рвать, чтобы доказать, что круче него никого нет. Даже «звание» главаря банды и соответствующий приговор — 25 лет лишения свободы, с отбыванием большей части срока в «крытой» зоне — этот апологет бандитизма воспринял как награду.

Жуликов отличился и на судебных слушаниях. Он угрожал судье, за что был удален из зала заседаний. Конвой привез его лишь на оглашение приговора.

118