«Ликвидация»

Свет улицы показался ослепительным. Якименко нетерпеливо кинулся навстречу:

- Ну шо там?

- Обмундирование со склада, - зло сплюнул Гоцман. - Много… Понятым - ни гугу. Ты тоже рот на замок, - добавил он, обернувшись к пацану, и продолжал, обращаясь к Якименко: - Поставь в охранение двух бойцов. Никого не подпускать. Поясни: приезжали военные - чтобы знали. На грузовике… Приедут с военной прокуратуры - проверить документы и взять расписку, что все им сдали.

- Так и до когда им здесь скучать? - озадаченно почесал в затылке капитан. - У меня людей - грудь четвертого не видно…

- Я с ходу до армейских прокуроров, скажу, шоб в три ноги бежали… А ты тоже не тяни, дел - за гланды…

Гоцман торопливо зашагал к стоявшему поодаль «Опелю». За ним вприпрыжку кинулся пацан с папиросой за ухом.

- Дядька, а ты у них самый главный?

- Навроде.

- И Гоцмана знаешь?

- Я и есть Гоцман.

- Тю… - изумленно-радостно пропел пацан, не ожидавший такого оборота событий.

Он забежал чуть вперед и важно протянул Гоцману ладошку:

- Мишка Карась.

Давид, усмехнувшись, пожал ему руку. Курносое чумазое лицо пацана расплылось от счастья.

- А тебя правда пуля не берет?..

- Так я быстро бегаю, - объяснил Гоцман на ходу, - не успевает.

Дремавший в кабине на солнцепеке Васька Соболь всполошенно схватился за руль. Мотор заурчал, «Опель», тяжело переваливаясь, поплыл по развалинам, словно катер по бурному морю.

- Под ноги смотри, а то споткнешься! - в полном восторге заорал вслед Мишка Карась и от избытка чувств засвистел в два пальца.

37