«Ликвидация»

- Ну давай еще челомкаться начнем, - скривился Гоцман, отодвигая капитана и осторожно входя в свою развороченную комнату.

Вошел и понял: с квартирой, во всяком случае с ее прежним, привычным видом, можно попрощаться. Над руинами его быта еще висел горький черный дымок. Гоцман тронул пальцем остатки разбитого зеркала на стене. Деревянные дверцы платяного шкафа были иссечены осколками так основательно, будто над ними поработала колония жуков-короедов. От большого круглого стола остались одни воспоминания.

- Я рад, что вы живы и здоровы, - медленно, по своему обыкновению, произнес Черноуцану, бережно вытирая пальцы ветошью, и тут же перешел на деловой тон: - «лимонка», Ф-1. Бросили в окно.

- Соседи не пострадали? - хмуро осведомился Давид.

- Та не, Дава Маркович, - заливаясь слезами, замахала руками тетя Песя. - Ну разве ж это пострадали, когда у вас такое горе? Ну нам таки опять нужно иметь стекольщика, но мы же все понимаем, у вас работа…

- Тоже рад вас видеть в добром здравии… Можно вопрос, Давид Маркович?.. - Арсенин, поднимаясь с корточек, кивнул на распростертый на полу обгоревший труп. - Кто это?

- Родственник, - вздохнул Гоцман, - Рома из Гораевки.

- Леша, убери посторонних, - обратился Кречетов к Якименко. - А то затопчут следы на галерее.

- Да погоди ты, Виталий… - Якименко никак не мог прийти в себя.

- Кудой там годить?! - резко повернулся к нему Гоцман. - Все он правильно говорит! Шо тут базар устроили среди ночи?! Гони всех, бикицер!.. - Он снова обернулся к Арсенину и понизил голос: - Андрей, у тебя есть шо-нибудь от головы? Раскалывается…

335