«Ликвидация»

Парочку как ветром сдуло. На свободные места затылками к окну втиснулись Саня и Тишак, с двух сторон зажавшие арестованного Грека. Якименко навис над ними, держась за треугольную ручку.

Через секунду его дернули за полу пиджака. Обернувшись, Леха увидел приятную даму лет пятидесяти, обладательницу черных усиков и зычного голоса. Под мышкой она держала завернутого в старый номер газеты «Пищевик» палтуса.

- Мужчина, скажите, а шо, Седой Грек оказался не тот человек? - на весь трамвай осведомилась она. - Не, я просто спрашиваю!

- Та не, - любезно ответил Леха. - Нашли в его доме неизвестного таракана. Паспорта нет. Усами шевелит не по-нашему… Так везем до выясненья. А вы того палтуса ловили или купляли?..

- Разве ж это палтус? Весь палтус давно ушел в Турцию и там загорает. А к чему Седой Грек? - не унималась одесситка.

- Так таракан тот у карман ему залез, не вылезает, - терпеливо объяснил Якименко. - Везем вместе с карманом… А палтус у вас все ж таки ничего.

Тетка понимающе кивнула и закричала в другой конец вагона:

- Люба! За меня тут думают, я больная на голову! А сами везут Седого Грека до уголовки! Да еще обижают моего палтуса!..

- То он шо-то сделал? - утвердительно спросила Люба.

- Я знаю?! Они ж таки не рассказывают!

- Ас чего он должен вам рассказывать? - поинтересовался однорукий парень с комсомольским значком на лацкане пиджака, перешитого из офицерского кителя.

- А с чего я должна слушать за того нездорового таракана?..

- Кто сказал за нездоровый? - возмутился Якименко. - Таракан вполне приличный!

- А шо, здоровый будет с вами разговаривать? Я умоляю!

К оперативникам подобралась наконец кондукторша, энергично распихивая людей массивной брезентовой сумкой. Не испытав никакого восторга от предъявленных удостоверений, она с радостью вцепилась в рукав не защищенной льготами жертвы - высокого плечистого парня, равнодушно сжимавшего в зубах длинную спичку:

- Мужчина, смотреть в окно будете дома. А я шо-то не вижу от вас никакого на билеты, хотя вы и сели на 16-й станции…

145