«Ликвидация»

- Давид! - звучало в ночи. - Ты что, с ума сошел?.. ЗАГСы закрыты, ночь уже…

- Погоди… Ты шо, отказываешься выходить за меня?

- Нет, - вздохнули во тьме.

- Тогда не кобенься, пошли…

- А я и не кобенюсь…

Они вышли из арки. В стороне моря отдаленно, угрожающе пророкотал гром.

…Начальник УГРО полковник милиции Омельянчук собирался домой после нелегкого трудового дня. Он запер в сейф деловые бумаги, отогнал от себя все мысли, связанные с работой, и теперь думал только о том, как чувствует себя жена, до сих пор лежавшая после пожара в больнице. Была глубокая ночь, но Омельянчука пропускали к супруге в любое время. Да и не станет он ее будить, просто посидит рядом, поглядит на дорогое спящее лицо да оставит на тумбочке букет цветов, чтобы Лида, проснувшись утром, улыбнулась хоть на минутку…

Грохнула дверь. На пороге стоял тяжело дышащий Гоцман под руку с Норой. Омельянчук часто заморгал от удивления.

- Андрей Остапыч, извини, шо мы так вот, - с порога проговорил Давид. - На тебя последняя надежда… Ночь! Ты понимаешь - ЗАГСы закрыты… Распиши ты нас, а?!.

Омельянчук молча, с раскрытым ртом, переводил глаза с Гоцмана на Нору и обратно. Он был, мягко говоря, удивлен.

- Пожениться хотим! - Давид решительно извлек из кармана пиджака бланк и звучно припечатал его к столу. - Шоб все по-человечески…

- А я при чем? - наконец выдавил из себя первую фразу полковник милиции.

- Командир подразделения имеет право, - горячо проговорил Гоцман. - Ты же мой командир!

- Ты шо себе, Давид Маркович?! То ж во время войны…

- Так приказ-то никто не отменял! Значит, действует…

468