«Ликвидация»

- Нет, не беспокойтесь… - Он сам удивился тому, как уверенно, даже слегка насмешливо прозвучал его голос. - Обычная женская истерика. У них это бывает…

- Да-да-да, вы правы, у них это бывает, и еще как бывает! - горестно закивал стекольщик, продолжая путь…

Сжав зубы, Кречетов торопливо перенес неподвижное тело Тони на стол, зло спихнув с него раскрытый портфель. Сбегал в ванную комнату за тряпкой, быстро замыл следы крови на полу. Голова гудела. Он вынул пистолет - стекольщик мог оказаться настырным и запомнить номер дома, а то и, чего доброго, заявить в милицию, - но тут же сунул его обратно в кобуру. Отшвырнул мокрую от Тониной крови тряпку и тяжело опустился на пол, касаясь пальцами безвольно свисающей девичьей руки…

***

- Вы идите, - просипел за спиной Штехель, продолжая звякать лопатой. - Я один закончу.

Кречетов обернулся, взглянул на небольшой земляной холмик, выросший над ямой, и снова оцепенело уставился на море. Луна стелила на спокойные волны серебряную дорожку. Внизу, у подножия холма, ровно шуршал прибой.

- Ее искать будут, - одышливо прошамкал Штехель, бросая лопату на холмик и вытирая руки.

- Никто ее искать не будет, - криво усмехнулся Кречетов.

- Она одна, что ли?..

- Одна. Родители погибли. Старшая сестра замужем в Саратове…

Они помолчали.

- Скоро светать начнет, - осторожно проговорил Штехель.

Кречетов медленно отвел взгляд от моря.

- Штехель, ты когда своего племянника на смерть послал, что чувствовал?

Штехель вздрогнул, провел измазанными землей дрожащими руками по остаткам волос.

- Я уже давно ничего не чувствую…

- Хорошо тебе, - скрипнул зубами Кречетов. - Бугорок с землей сровняй… По грузовикам все в ажуре?

- Так точно, - с трудом справившись с собой, кивнул Штехель. - Все тяжелые, как вы приказывали.

532