«Ликвидация»

И быстро, почти бегом бросился назад в кабинет.

Кречетов нависал над Охрятиным так, что конвоир вынужден был слегка отклониться.

- …расстрел тебе, младший сержант, - услышал Гоцман слова майора. - Это ты понимаешь?

- Погоди… Погоди, Виталий. - Он подошел к конвоиру, взглянул ему в глаза. - Охрятин, вы… верующий?

Глаза конвойного растерянно заметались в разные стороны, он облизал пересохшие губы. И наконец осторожно, еле заметно кивнул - да.

- Крест носишь, - утвердительно сказал Гоцман.

- Т-так точно…

- Покажи.

Трясущиеся пальцы Охрятина не сразу смогли расстегнуть ворот гимнастерки. Наконец он разжал ладонь. Там лежал простой, грубо выделанный зубилом из какого-то металла, скорее всего из тонкостенной гильзы малокалиберного зенитного снаряда, крестик.

- У Роди здесь, на шее, был шнурок? - Гоцман поднял глаза на Кречетова.

- Не помню… - нахмурился тот, но тут же хлопнул ладонью по лбу: - Нет, был! Был, точно был! Я его сдернул! Черный такой…

Гоцман метнулся к столу, схватил телефонную трубку, набрал номер арсенинского кабинета.

- Андрей Викторович?.. Где шнурок, которым задушили Родю?

- Не знаю, - отозвалась трубка. - Я его не видел.

- А вы вспомните, посмотрите в вещах…

В трубке повисла тишина, наверное, Арсенин перебирал вещи убитого. Гоцман нетерпеливо барабанил пальцами по столу, прикусив нижнюю губу.

- Нет, нету… - наконец вздохнул Арсенин. - Когда я подбежал, шнурка на шее у него не было.

…На этот раз Гоцман внимательно осмотрел все углы возле каменного шкафа. Поднял с полу стакан с холодным чаем и пошел к кабинету…

264