«Ликвидация»

- Ты не на него смотри, - раздался глухой хрип за спиной аптекарши. - Ему уже не поможешь… А мне - поможешь. Надо перевязать… - Женщина собиралась снова закричать, но послушно умолкла, увидев направленный на нее «Парабеллум». Человек, лежавший на полу за пробитой пулями стойкой, был окровавлен, но глаза у него были живые, полные ледяной злобы. - Перевяжешь меня… Вкатишь морфия…

- Хорошо, - еле двигая губами, просипела аптекарша.

- Где заведующий?

В глубине аптеки раздался шорох, и помертвевший от ужаса заведующий - старичок лет семидесяти в пенсне, - послушно держа руки над головой, подошел к стойке.

- Говори телефон «Скорой помощи». Я сам вызову, - кашляя кровью, проговорил Чекан.

***

У здания комендатуры невесть откуда появившиеся солдаты молча, деловито скручивали бандитов, так и не успевших выбраться иэ кузова «Хеншеля». Отовсюду на машину щерились стволы пулеметов. Подавленные налетчики бросали на землю оружие, стараясь не смотреть на труп своего товарища, валявшийся на мостовой чуть поодаль. Этот бедолага вообразил, что сможет прорваться сквозь оцепление, и, выпрыгнув из кузова, бросился бегом, сам толком не представляя куда, суматошно паля во все стороны…

Толе Живчику повезло больше - он стоял возле машины и вовремя заметил противника. И теперь, задыхаясь и проклиная тяжелые армейские сапоги, мчался по грязному проулку, загроможденному деревянными винными ящиками. За ним молча бежал один из «маляров», облаченный в длинный грязный халат. Это был тот самый светловолосый юноша, на которого обратил внимание Гоцман в ночном трамвае…

Задыхаясь, Живчик на бегу вскинул свой ППШ, оглянулся, и длинная очередь развалила огромный штабель ящиков прямо перед «маляром». Но тот попадал и не в такие переделки. Как ни в чем не бывало выбравшись из-под груды ящиков, он подхватил один из них и бросился вслед за Толей.

552