«Ликвидация»

Высмаркивая кровавые сопли, Щупля обалдело наблюдал за тем, как Лепа кинул монету в унитаз и спустил воду…

Между тем дама в меховой «ротонде» сделала заказ в буфете и собралась расплачиваться. Перед ней к кассе нагло протиснулись двое юношей бандитского вида в ковбойках и клешах.

- Молодые люди! - возмутилась дама, увидев, что один из них нацелился на ее эклер. - Не трожьте пирожное!

- Ну шо вы, мадам! - галантно отозвался старший. - Оно ваше, я ж только посмотрел.

- Ой, мадам, - озабоченно воскликнул второй, - вы ж где-то сумочкой за гвоздик зацепились. Надо осторожнее.

Вскрикнув, дама схватилась за порезанную сумочку. И, найдя кошелек, облегченно вздохнула.

Наблюдавший эту сцену Гоцман мрачно отхлебнул из стакана теплой шипучей жидкости, которую в местном буфете именовали лимонадом, и поморщился. Мимо под руку с солидной дамой прошествовал дядя Ешта в просторном черном костюме, слегка поклонился Давиду и чуть заметно развел руками с видом сожаления - мол, не уследили, недоработочка…

- Чего мрачный-то?.. - Кречетов тоже без всякого удовольствия прихлебывал рядом лимонад. - Утесов же…

- Виталий, у тебя бывают дурные предчувствия? - перебил его Гоцман.

- Бывают, - усмехнулся тот. - Называется «интуиция».

- От! У вас - интуиция. А в Одессе говорят - задница горит.

- А чего в военкомате был?

- Да так, - неохотно произнес Давид. - Вызывали… Какая разница.

***

В сумерках Чекан и Толя Живчик торопливо спускались по склону, идущему от дома Штехеля к дороге. Скользили подошвами по сухой почве. Живчик, чтобы не упасть, хватался руками за стебли кустарника, матерился.

- Сука Штехель… Компота другу пожалел…

234