«Ликвидация»

Глава пятая

Когда-то, еще до войны, это строение на берегу моря, недалеко от кладбища старых кораблей, - не то гараж, не то ангар - предназначалось для ремонта баркасов и мотоботов. В море по-прежнему вели ржавые рельсы, по которым когда-то рыбацкие суда вытягивали на берег, под навес. Но никаких баркасов здесь давно уже не было. Зато под навесом стоял «Студебеккер» с поднятым капотом, и в моторе, посвистывая, неспешно копались двое пленных румын, голых до пояса. На подножке машины маленький патефон шепеляво крутил польский фокстрот. «Вшистко мни едно, вшистко мни едно…» - тянула певица сладким, довоенным голосом…

Из пристроенного к гаражу низенького, крытого черепицей дома медленно вышел курчавый и бородатый седой грек с заварочным чайником в руках. Выплеснул спитой чай в помойное ведро. Прищурившись, глянул в сторону моря. И, резко ускорив шаг, двинулся навстречу грязному, усталому человеку, медленно поднимавшемуся к дому…

- Толя вернулся? - прохрипел Чекан, усаживаясь на камень и с трудом стягивая с ноги сапог.

Грек молча кивнул, наблюдая.

- Кто еще в доме?

- С чего ты взял?

Чекан утомленно мотнул головой на заварочный чайник, стянул второй сапог, высыпал из него песок. Поморгал воспаленными от недосыпания веками.

- Кому чай собрался заваривать, Грек?

- А-а… - Грек уважительно улыбнулся. - Женщина одна. Имеет наводку на сберкассу.

- Гони, - равнодушно бросил Чекан. - Я с бабами не работаю.

- Чекан… - покачал головой грек. - Она верная женщина. Лучшая наводчица, я отвечаю!

69