«Ликвидация»

- А кличка Академик вам не попадалась?..

Рогонь на минуту задумался.

- Был один курсант, - после паузы медленно произнес он. - Жил не на территории школы. Появлялся изредка. Перед этим нас всегда загоняли в казармы. Ходили слухи, что это особо секретный агент. В лицо его никто не видел… Однажды я задержался в классе подрывного дела. Мне приказали отвернуться. За окном проходил начальник школы и сказал кому-то: «Akademik, du gehst ein ernsthaftes Risiko ein…»

Гоцман быстро взглянул на Чусова.

- «Академик, ты сильно рискуешь», - перевел тот.

- И все?

- Все, - пожал плечами заключенный. - Нас учили запоминать, и я запомнил…

- Ну, хорошо, вернемся к Чекану, - вздохнул Гоцман, откладывая досье. - Были у него какие-нибудь привычки? Ну, там марки он собирал? Играл на гитаре?..

Снова повисла пауза, на сей раз долгая. Семчук даже вопросительно взглянул на Гоцмана, но тот коротко помотал головой - не мешайте, пусть вспоминает.

- Про марки не знаю, - наконец произнес Рогонь, - а вот когда Советы… ну, когда вы входили в Одессу, мы бежали с ним по улице. На углу была кондитерская разбитая… И Чекан вдруг побежал к ней. Тут пулемет ручной ударил… Он упал. Смотрю, снова собирается бежать. Я кричу - с ума сошел, ложись! А он - мне пирожные нужны!..

Бывший лейтенант неожиданно засмеялся своему воспоминанию, и Гоцман увидел, что передние зубы у него выбиты.

- Чай без сахара пил, - договорил Рогонь. - Очень крепкий, кстати… А тут пирожные!.. Три раза падал, но добежал…

Когда Рогоня увели, Давид, сам не зная зачем, спросил у Семчука:

- Шо с ним дальше будет?..

149