«Ликвидация»

- Ну шо?

- Пусто, - развел руками Довжик.

- А у нас хоть отбавляй, - грустно ухмыльнулся Гоцман. - Якименко где?

- Они в дежурке с Саней решили чайку перехватить. Саня вчера на Привозе достал английский, ленд-лизов-ский…

Вошел Кречетов, и по его виноватому виду Гоцман понял, что его попытка установить истину посредством тщательного осмотра места преступления успехом тоже не увенчалась.

- Подобьем бабки… - Гоцман, не скрывая раздражения, глянул на возящегося с Охрятиным врача, но сдержал себя. - Подобьем бабки. Имеем три версии убийства Роди. Самоубийство - маловероятно. Убийство конвойным Охрятиным - вариант. Убийство третьим лицом - тоже вариант… Был телефонный звонок - раз! Охрятин утверждает, шо никуда не отходил - два! Пропал шнурок - три! И откуда взялся этот третий - лично я не понимаю, хоть и не дурак. То - четыре… Вот такая картина маслом.

- Може, врет Охрятин? - робко предположил Тишак.

- Возможно, - задумчиво отозвался Гоцман. - Но когда мы с Виталием подходили к шкафу, он был спокоен. Вот беда какая!.. Как селедка, спокоен. И даже заскучавши.

- Если шнурок на полу валялся, мог прилепиться к чьему-нибудь сапогу, - негромко вставил Довжик.

Гоцман одобрительно взглянул на него:

- Это верно. Надо обыскать все здание…

В коридоре раздался топот, дверь распахнулась в очередной раз. На пороге появился запаренный Якименко:

- Давид Маркович, двойное убийство на Большой Арнаутской! Огнестрел!..

- Поехали, - обреченно кивнул Гоцман и обернулся к Кречетову: - Виталий, а ты возьми дежурного и обыщи все здание…

267